Наш форум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Наш форум » Атеистические движения и проекты » Тестовое сообщение


Тестовое сообщение

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Благодарим за выбор нашего сервиса!

0

2

http://www.itar-tass.com/c19/173439.html

0

3

А существуют ли такие движения ( атеистические ) ?
Так как атеизм является естественным,  а не искусственным мировоззрением, то и продвигать его не нужно. Он существует изначально. В таком случае возникают некоторые другие проблемы, например проблема общения атеистов с верующими. Верующий при общении с атеистом легко может проповедовать свою веру, атеист же может только защищаться. Защищаться сам, а не защищать своё мировоззрение.

0

4

Это сложный вопрос, но попробую ответить:

Слово атеизм древнегреческого происхождения, означает - отрицание богов. Но слова с временами меняют свой смысл. Например в древнем Риме, титул императора давался победоносному военачальнику, но потом это слово приняло совсем другой смысл. Так что искать точное определение слова атеизм трудно, тут много мнений, но на мой взгляд это неверие.

Когда люди мало чем отличались от зверей, то они все были атеистами, но никто ничего не отрицал, потому что отрицать было нечего.  Потом, когда придумали первых богов, появился и атеизм как форма отрицания. Это необходимо, потому что люди должны высказывать свое мнение, и отстаивать свои убеждения.

Общаться с верующими атеистам не желательно, потому что это пустая трата времени, лучше идти к тем, кого можно спасти. Атеист вовсе не обязан только защищаться, это верующие должны доказывать свою религию, чего они сделать не могут. Когда же есть навязывание религий, то появляться ответная реакция, в виде активного отрицания, типа:
- есть
- нет
- есть
- нет
- есть
- нет

Это не очень умно, но первыми начали верующие. Если бы они не проповедовали и не навязывали бы людям религий, то и атеисты бы перестали отрицать.

0

5

Здравствуйте Владимир :-)

С Новым Годом, Вас и Участников Форума !!!!

Надеюсь вас заинтересует третья глава "Нового Завета" от Демьяна Бедного

(по изданию 1925г. источник гугля букс)

ГЛАВА III.

Об Осипе Яковлевиче, папаше,
О Марье Акимовне, мамаше,
И о братьях и сестрах Иисусовых „по плоти",
Или — бросьте, православные, чепуху молоти!

  Иаков родил Иосифа, мужа Марии,
  от которой родился Иисус.

  Матфей, I, 16.

Вернемся к Марье. Верна ли поруха,
Что Осип был стар и собой непригож
И что Марья забеременела от святого духа
                (От Гаврилки тож).
Заявляю перед всем белым светом,
Что нет ни одного слова правды в этом.
Вопреки всей выдуманной чепухе,
Марья в своем женихе Души,
              как говорится, не чаяла,
От одного его взгляда таяла.
Любя Осипа любовью столь пылкою,
Стала-б она путаться с каким-то Гаврилкою!
Все изображения Марьи и старичка с ослом Малёваны задним числом
И с тем ехидным расчетом,
Чтоб показать Осипа старым обормотом,
Мерином этаким бесплодным,
Ни к чорту негодным,
Который, взяв молодую жену,
Сам ни тпру, ни ну;
Не родит от него ни одна молодуха
Без помощи ... святого духа!
Нет ничего более фальшивого,
Как превращать Осипа в старика плешивого.
Не сыскать такого свидетельства нипочем,
Что Осип был старым хрычем.
Был он граждански зрелым мужем,
То-бишь парнем дюжим,
Которому к свадьбе едва
Стукнуло двадцать два.
Марья ж была — как цветочек:
Ей шел шестнадцатый годочек.
Осип с Марьей совместно
Прожил век свой честно.
Муж был до старости исправным работником,
Столяром и плотником,
И умер после одной попойки,
Свалившись с постройки.
Марья же сделалась хозяйкой отменною,
Марьей Акимовной почтенною.
Не теряя долго к семейным утехам вкуса,
Родила она сыновей —
Иисуса, Яшу, Есю, Сеню, Иуду,
А дочерей и перечислять не буду, —
Короче, Марья Акимовна за свой век
Наплодила чуть не дюжину человек,
Братьев и сестер Иисусовых „по плоти",
Так что бросьте, православные, чепуху молоти
И наводить тень На светлый день.
Пороча Марью Акимовну злою
И незаслуженной хулою.
Дожила она до возраста преклонного,
Никого не зная, опричь мужа законного.
Измени она хоть единожды мужу,
Уж вышло бы это наружу.
Нет разведки сильней, чем бабья разведка, —
Но, ни одна самая глазастая соседка
Не назвала тетку-Марью
Распутной тварью,
Поведенья в девичестве дурного,
Не принесшей мужу приданого иного,
Опричь выпершего брюха,
Что ей набил Гаврюха.
Не велик был город Назарет,
Чтоб не раскрыть такой секрет,
Чтоб не раздуть сплетни эти,
Но у Марьи Акимовны были дети,
Как дети,
И не нашлось в Назарете ни одного гнуса,
Ни одного до сплетен охотника,
Кто б сказал про ее сына Иисуса,
Что он у нее — не от Осипа-плотника.

0

6

Спасибо, Вас так же с Новым Годом!

Текст я скопирую, но что дальше не знаю - дело в том, что не хватает еще многих других глав. Были они или нет, я не знаю, но скорее всего что были. Известно, что поэма была напечатана в апреле — мае 1925 года в газетах «Правда» и «Беднота». С тех пор прошло много времени, и сейчас найти недостающие главы трудно.

0

7

Значит будем КОПАТЬ :-)

Окончание Главы XI

После слов.....

Но — яко все Христы убиени быша
— Убиен бысть и блудодейный Гриша.

***

Пришли революционные времена.
Умирает гнилая старина,
Народились безбожные комсомолы.
Глухо звучат божественные глаголы.
Немало попов посбрасывало рясы, —
Остальные гривотрясы
Грызутся промеж себя, аки
У обглоданной кости собаки.
Но тьма еще глубока.
Придется ждать долго, пока
Рассеется последняя туча.
Глупость живуча.
И потому-то у нас поныне
Не в одной, так в другой расейской Палестине
Обновляются иконы и кресты
И объявляются новые Христы.

***

Так недавно возле Екатеринослава
В селе Бородаевке была облава,
Искали Христа новоявленного,
Бородаевцами признанного и прославленного:
Шли к нему бабы стаями,
Тащили полотенца с караваями
И всякие иные приношения,
Чтобы он простил им прегрешения.
А он изрекал:
„Я — господь вечный,
Блаженный и бесконечный,
Пришел на землю после долгой разлуки,
Чтоб спасти вас от советской муки.
Я вас в святой Ерусалим приведу."
Порол, одним словом, всякую ерунду.
Накрыли сего христа у вдовы Зануды
Возле самогонной посуды,
Пиюща
И вопиюща,
Трепака отбивающа,
Зануду обнимающа.
Взятый на допрос,
„Господь" повесил нос,
Лишился вмиг „духовного веселия"
И позабыл про „Ерусалим".
- „Рутчук", — говорит, — „моя фамелия,
А зовут меня — Клим."
Нынче этот Клим по деревням не шатается,
В сумасшедшем доме обретается.
Не пошла ему божественность впрок.
Был короткий у «господа» срок.
Но если бы по простору советскому
Он мог, подобно Иисусу Назаретскому,
Побродить два-три года,
Сколько б он намутил народа!
Могло б дело дойти до такой смуты,
Что фу-ты, ну-ты!
Очутившись за это под судом,
Сел бы он не в сумасшедший дом,
А за великий вред — по справедливой оценке —
Мог быть поставлен к стенке.
И напрасно, от восторженной дури млея,
Ждала от этого дуралея
Воскресно-пасхального чуда
Мироносица Зануда!

Глава ХХХII

Издеваться над чужим несчастьем не гоже,
Но по-евангельски врать не стоит тоже.

Все же, знавшие его, и женщины,
следовшие за ним из Галилеи,
Стояли вдали и смотрели на это.

                       Лука, XXIII, 49.

При кресте Иисуса стояли матерь его и сестра
матери его, Мария Клеопова и Мария Магдалина.
Иисус, увидев матерь и ученика, тут стоящего,
которого любил, говорит матери своей: "Жено, се
сын твой!" Потом говорит ученику: "Се матерь твоя!"

          Иоанн, XIX, 25-27.
                     
Это евангельское очковтирательство,
Что над Иисусом было судебное разбирательство,
Что он на вопросы злопыхательные
Давал ответы сногсшибательные
И, даже претерпевая мучения,
Не переставал сыпать изречения.
Приговор Иисусу был уготован,
Когда он еще не был арестован.
Поволокли его к Пилату во двор,
Чтоб Пилат утвердил приговор.
Тут евангелисты измыслили невероятную историю:
Привели, дескать, Иисуса к Пилату в преторию,
Подняли, чуть свет Пилата с семейного ложа,
Пилат-заспанная рожа-
Не мытый,
Не бритый,
Немедля стал дело расследовать,
С Иисусом беседовать,
Защищать "праведника сего",
Чтоб, в конце концов не сделать ничего,
"Умыть руки"
И отдать праведника на крестные муки,
Отдать, не скрывая своей печали: -
"Шут с вами!
Распинайте! Но знайте: Не моя в этом вина-с!"
Зато евреи, как оголтелые, кричали,
Они за всё отвечали: —
„Кровь его на нас!!"
На сей раз евангелисты врали дружно:
Им показать было нужно
Этакое разительное несходство:
Еврейскую подлость и римское благородство.
Евангелисты были юдофобы Первой пробы, —
Их бесстыдство
И противуеврейское ехидство
Было готово превратить Пилата в святого.
И в последствии,
С евангельским враньём в соответствии
Пилат таки был причислен к
           священномученическому чину.

Вот повествованье про его кончину:

               "Вси удивишася и ужасошася от сицеваго
    беззакония Пилатова. И яростию исполнися
    кесарь, и посла воины, повеле привести
    Пилата в Рим... И приведен бысть Пилат в
    Рим. И услыша кесарь, яко доспе в Рим Пилат.
    И повеле привести Пилата и поставити речь
    ему. И рече кесарь к нему: "Что яко смел еси
    сицевая сотворити, о злочестиве! Ты, таковое
    злодейство сотворив, весь мир погубил еси".
    Пилат же рече; "Державный и страшный царю, аз
    не повинен есмь сему, но начинателие и повинницы
    сему суть иудейский народ... Неистовен есть род
    еврейский, не повинуются твоей державе". Кесарь
    же рече: "Да егда предаша ти Иисуса, подобаше ти
    приати его со хранением велицем, и послати его ко
    мне, а не послушати онех, ни распяти таковаго мужа,
    праведника суща". Царь же ят Пилата. Пилат же
    моляшеся, глаголя: "Господине царю, не посецы мене
    скоро, но дай же ми мучение, и егда како и аз причтен
    буду в стадо избранное!" Август же царь умучив его
    велми. Пилат же, взирая на небо, моляшеся, глаголя:
    "Помилуй мя, Христе боже всесилне, и приими мя с
    собою и да за рабы своя прочая мя остави". Глас же
    бысть с небеси, глаголя к нему: "Радуйся, возлюбленниче
    мой, стоя у престола отца моего предстоиши!" Егда
    усекнуша его, тогда ангели взяша главу его на небо".
       (Смотри "Памятники старинной русской литературы",
    изданные графом Григорием Кушелевым-Безбородко,
    выпуск третий, стр. 103-105).

Нате!
„Священномучениче Пилате.
               Моли бога о нас!"
Евангельская белена-с!
Вот как врали евангелисты
И подражавшие им церковные, специалисты.

Насчет римского аристократа,
Понтийского Пилата,
У них была память коротка.
Пилат смотрел на евреев свысока
И управлял Ерусалимом,
как диким зверинцем.
Стал бы он из-за „какого-то жидка"
Шевелить хоть мизинцем!

Таков был и Пилат,
Гордый, надменный,
Завоеватель иноплеменный,
Олицетворенье римского владычества,
Наместник его кесарского величества
Прыгающий утром с постели,
Потому что еврейские попы захотели
После многих распятий опять и опять
Какого-то самозванца распять,-
Всё это, мил-други, есть не что иное,
Как вранье сплошное.
Врем-не дорого берем.
Смешали Пилата с его секретарем.
Вышел секретарь на крики;
Не вникая в улики,
Приложил Пилатову печать -
И повели левиты Иисуса "кончать".
Жалкий, измученный,
От побоев скрюченный.
Ночью стражею взятый,
Он утром - в час девятый -
От Ерусалима в полверсте
Уже висел на кресте.
Несмотря на всё евангельское витийство,
Это было форменное убийство.
Человека поймали, огорошили
И через несколько часов укокошили.
На куске бревна
Корчилось в муках человеческое тело.
В те жестокие времена —
Самое обыкновенное дело!
Первосвященники поступили гнусно,
Одначе, дело провели искусно,
Никого не будоража:
Знали про всё только они да стража,
А весь Ерусалим - как обычно в праздники
                              по утрам -
Валил, ничего не зная в храм.
Из тех, кто Иисусу сочувствовал,
При самой казни никто не присутствовал.
Как свидетельствуют Матфей, Марк и Лука.
Только несколько женщин смотрело издалека.
Но евангелистом Иоанном
В его евангилелии странном.
Насквозь пропитанном ложью,
Говорится про матерь божью,
Про ее сестру - Иисусову тетю
(Названную тож Марией,а на самом деле - Мотю).
Вышедшую замуж за лавочника Клеопу,
Продовца хлебного кваса и сиропу,-
Тут же Мария Магдалина помянута.
Вся эта тройка за волосы притянута,
Притянута для того, чтоб оправдать обман,
Будто тут же был Зеведеев Иван,
Очутившийся у креста очень кстати
На предмет получения особой благодати:
"Се сын твой, се мати твоя!"
Так-де сказал распятый владыка.
Нужна отдельная статья,
Чтоб показать, в чем тут закавыка.
Но я сейчас распространяться не стану,
Почему Иван польстил... Ивану.

Глава XXXIV

«Ликуй ныне и веселися, Сионе»?
Или «огородник в Сидоне»?

                         Пилат удивился, что Он уже
                         умер; и, призвав сотника, спросил
                         его: давно ли умер?

                                            Марк. 15:42—44.

Православные христиане не имют понятия,
Какие кресты употреблялись для распятия.
Крестов того вида, что почитается ныне,
Тогда не было в помине.
Тогдашний крест и нынешний — кресты разные.
Кресты для распятий были теобразные,
Как буква Т: бревно, а сверху брус.
Вот на каком кресте был распят Иисус
Бревно, да сверху брус поперечный,
Стало-быть, крест был трёхконечный.

Так что меж собою понапрасну, братцы,
Спорят никонианцы и старообрядцы:
Обе стороны, молясь кресту животворящему,
Молятся кресту ненастоящему.
По мне, впрочем, все равно,
В какое ни тыкаться бревно.
Крестная казнь была тем мучительна,
Что она была очень продолжительна:
Терзалось на кресте тело живое
Суток по двое.

    ****

И вот садукеев одолела забота:
Вечером начнется великая суббота, —
Никак нельзя позволить,
Чтоб три креста стали всем глаза мозолить,
Кресты надо непременно убрать,
А распятые не спешат помирать.
Недолго садукеи гадали
Да рассуждали:
Чтоб поскорее распятых добить,
Стали им голени дробить,
Усугубляли их мучения
На предмет кровоистечения.
Так был добит и другой "разбойник".
Подошли к Иисусу, а он - покойник!
Добро!
Ковырнули его копьем под ребро.
О том,что пронзили копьем Иисуса бездыханного,
Говорит только евангелие Иоанново,
Говорит бестолково,
Не осмыслив случая такого,
Что из раны потекли кровь и вода:
У мертвецов этого не бывает никогда.
Смерть Иисуса была копьем якобы проверена
И солдатами Пилата удостоверена.
Но проверяли, выходит, нерадиво,—
Поэтому не диво,
Что я, проверяя древние предания
Про „Иисусовы страдания",
Столкнулся с рассказом таковым:
Иисус был снят с креста живым,
Но только в бесчувственном состоянии,
Потом в погребальном одеянии
Аримафейским Иосифом в гробницу положен,
Потом — отхожен,
Потом Перенес его Иосиф в тайный дом,
Там его подправил,
На ноги поставил,
Остриг, побрил,
нарядил в богатый хитон
И сплавил его в город Сидон.
Несмотря на крайнюю спешность,
Когда Иосиф менял Иисусу внешность,
То бишь, стриг его и брил,
Он его крепко корил:
— „Что я тебе, дураку, говорил?
Не сумел убраться из Ерусалима к сроку.
А теперь имей с тобой мороку!
Доставленный в Сидон аккуратно,
Позабудь навсегда дорогу обратно.
Попадешься — не будет тебе спасения!"
Вот вам и вся тайна „Христова воскресения!"
„Ликуй ныне и веселися, Сионе!"
Иисус прожил долгий век в Сидоне,
Занявшись весьма доходным
Хозяйством огородным.
Остепенился,
Выгодно женился.
Жена — финикийского племени —
Каждый год разрешалась от бремени.
Вырастив чад,
Дождался Иисус внучат,
Но до самой своей кончины
Насчет Иудейской Палестины
И насчет всего, что было его бегства виною,
Ни перед женою,
Ни перед любимым сыном и внуком
Не обмолвился ни единым звуком.
Но этого мало.
Когда, бывало,
Зайдет при нем разговор о каком-либо темном субъекте,
Что тот примкнул к христианской секте,
У Иисуса от смеха сбегались морщины:
— „Не пойму, — говорил он, — такой чертовщины.
В воскресенье уверовать.
Чье? Вот дурачье!!"

* * *

Причина создания
Такого предания —
Сотни евангельских неувязок.
Мы обретаемся в области религиозных сказок.
Мало ли мы знаем сказок
пустых и высокопробных,
Иной раз весьма правдоподобных?
Придать сказке больше убедительности,
Снабдить ее чертами живой действительности,
Вдохнуть в нее силу очарования —
Это дело особого дарования.
Но я сказку свою
На свой лад крою,
С откровенностью беззастенчивою
„Воскресшего бога" развенчиваю,
Совлекаю фальшивые краски
С евангельской сказки.
Упомянув рассказ пергаментного листа,
Будто Иисус был снят живым с креста
Я этот рассказ лично Отвергаю категорично,
Так как он не подходит к моей задаче.
Дело обстояло иначе.
Когда Иосиф около часу — по нашему — пятого
Хлопоча о погребеньи Иисуса распятого,
За разрешеньем к Пилату явился,
Это верно: Пилат удивился: —
- „Вот так номер!
Да неужто он скоро так помер?!»
Было бы удивительно,
Если бы он не помер действительно.
Он так был избит стражей храмовой,
Что шел на Голгофу еле живой,
Крест с надписью «Царь Иудейский»,
Нес за него Симон Киринейский, —
Его так истерзала левитская шатия,
Что он бы помер без распятия.
Короче сказать,чтоб не толковать без конца:
В гроб снесли мертвеца.

Отредактировано BoR0dA (2013-05-02 09:56:23)

0

8

По изданиям 1925 -1926 гг.

(дополненное и местами исправленное)

Глава XII

Что из Назарета, что из Екатеринослава,
Все Христы одинакового сплава,-
И все апостолы - с мироносицами вкупе-
Толчены в одной ступе.

...И с ним (Иисусом) двенадцать (учеников)
и некоторые женщины;
Мария, называемая Магдалиною...
и Иоана, жена из Хузы, домоправителя
Иродова, и Сусанна и многие другие
(женщины), которые служили
ему имением своим.

Лука, VIII, 1—3.

Про Марию Магдалину известно в точности,
Что она была далека от непорочности.
Иоанна, другая спутница Христа,
Была столь же чиста:
Жена Иродова домоуправйтеля, —
А не какого-либо простого служителя, —
Она, как говорится, взбесилася с жиру,
Бросила казенную квартиру
И осточертевшую ей обузу,
Старого сановника Хузу,
Бросила не столько из-за Иисусовых поучений,
Сколько из-за любви к жизни, полной приключений.
Сусана была из того же теста:
Нигде себе не находила места.
Спутницы "другие многие"
Тож не были праведницы строгие:
Уж одно то, что они с великим рвением
Служили Иисусу своим имением,
Не вызывает на сей счет разноголосицы:
Все жены-мироносицы,
Трепавшиеся длинным хвостом
За возлюбленным Христом,
Были не скромные рыбачки,
Не смиренные батрачки,
А несомненные богачки,
По своему обалдению
И христорадению, —
Стоит лишить их евангельской полуды —
Родные сестры мироносной Зануды!

Пришедщи в дом Петров,
Иисус увидел тещу его.

Матфей, VIII, 14.

Проходя, увидел он (Иисус)
Левия Алфеева, сидящего у сбора
пошлин, и говорит ему:
следуй за мною.

Марк, II, 14.

Посмотрим теперь, какова была компания
Апостольского звания.
Из тех апостолов, что нам
Известны по именам,
Евангелист Лука проморгал Фадея,
Помянутого у Марка и Матвея,
А взамен имеет своего приблуду,
Апостола Яковлева Иуду.
Так как мы основания не имеем
Спорить с Марком и Матвеем
Или не соглашаться с Лукой,
То получается вывод такой:
Означенным фактом та правда обнаружена,
Что апостолов было — чортова дюжина.
Собирал их Иисус не как попало:
Бедняков что-то было средь них мало.
Настоящим сиротой-бобылем,
Не оплатившим апостольства ни одним рублем,
Не имевшим никакого материального оплота,
Был едва-ль, не один Иуда из Кариота.
Дядя - Семен, прозванный Петром,
Владел в Капернауме постоялым двором,
Где Иисус в каждое посещение
Имел для себя стол и помещение.
За хозяйством Петровым смотрело рачительно
Большое семейство - до тещи включительно.
Левий Алфеев, прозванный Матвеем,
Был мытарем, и огромным богатеем.
Набивши мошну при сборе налогов,
Жил он в доме в несколько чертогов,
Устраивал постоянно попойки,
Не жалел денег на вина и настойки.
Иисусу был прямой расчет
Оказать мытарю почет,
Наградить мытаря апостольским саном:
Нужен был апостол — с карманом.

И сделал для него (Иисуса)
Левий в доме своем большое угощение;
и там было множество мытарей и других,
которые возлежали с ними.

Лука V 29.

И когда Иисус возлежал в доме
его, возлежали с ним и ученики
его и многие мытари и грешники...
Книжники и фарисеи, увидевши,
что он ест с мытарями и грешниками,
говорили ученикам его:
как это он ест и пьет с
мытарями и грешниками?

Марк, II, 13-16

...Вот человек, который любит есть
и пить вино, друг мытарям и грешникам.

Лука, VII, 34.

И сказал им Иисус: могут ли
поститься сыны чертога брачного,
когда с ними жених?

Марк, II, 19.

Богач Левий, получив апостольское посвящение,
Устроил Иисусу роскошное угощение,
Созвав на пир своих друзей и приспешников,
Таких же, как сам, мытарей и грешников.
Иисус со всей апостольской братвой,
Прельстившись обильной жратвой,
Возлегли в блестящей мытарской обители,
Так как — по свидетельству евангелиста Луки —
И поесть они были большие любители
И выпить не дураки.
Все фарисеи знали Иисусовы замашки,
Что он был слаб насчет рюмашки
Примеров его пьянства — множество.
Видя Иисусово художество,
Как этот молодой евреи,
Будто бы благочестивый назорей,
Безо всякого к себе уважения
Хлещет вино до ризоположения
Средь гостей, облевавших подоконники,
Фарисеи и законники
На полном, так сказать, основании,
Судили об Иисусе по его компании:
— Хорош, дескать, гусь,
— Какую облюбовал себе гнусь:
Мытарей, купчиков,
Да темных субчиков,
Да распутных гуляк.
Пьяный пошляк!-
И рече им Иисус, потемнев от злости:
— „На то свадьба, чтоб напивались гости,
Особливо, когда, среди них...
Неб... бес... ный... ж-жених!"
Таков был ответ и Распутина Гришки,
Падкого на вино и любовные интрижки,
Когда его кто корил беспутными друзьями —
Банкирами да князьями: —
„Ет-та... хто-ж... распутен?..
Я-то?!..
Игде я, там все свято!..
Понятно, кажись?
Ат-твяжись!!"

****

Я помянул двух апостолов видных,
Наиболее солидных. 
Об остальных говорится в евангелиях смутно.
О них я расскажу попутно.
А пока оставлю их без внимания,
Чтоб не затягивать повествования.

Некто из фарисеев просил его
вкусить с ним пищи; и он, вошед
в дом фарисея, возлег.
И вот женщина того, города,
которая была грешница, узнавши,
что он возлежит в доме фарисея,
принесла алавастровый сосуд
с миром и... целовала ноги
его и мазала миром.

Лука, VII, 36—38.

Тогда один из учеников его,
Иуда Симонов Искариот... сказал:
для чего бы не продать это миро
за триста динариев
и не раздать нищим?

Иоанн, XII, 4—5.

Иисус не только с мытарями утешался,
Но и фарисеев не гнушался,
Если тот или сей Разгулявшийся фарисей,
Пригласив его к ужину,
Выводил «грешниц» дюжину
Для ублажения гостей
После вина и сластей.
Иисус, как гласят евангелия убедительно.
Относился к „грешницам"... весьма снисходительно
И любил, отягощенный пиром,
Когда „грешницы" ароматным миром
Мастили ему шелковистые власы,
Браду, усы И прочие части тела
Каждая мастила, что хотела.
Но в утолении сей роматической жажды
Иисус так переборщил однажды,
Что вызвал чувство негодования
В простеце апостольского звания:
— „Отгони, господи, от себя эту холеру!
Она тебя мастит не в меру.
К чему на миро такая трата?
Лучше бы вспомнить про бедного брата.
Продавши миро за триста динариев,
Скольких бы можно накормить пролетариев!
Пошла вон отсюда,
Паскуда!"
Это возмутился Искариот Иуда,
Единственный честный человек
Среди этих буржуйских прихлебателей,
Про которого врут двадцатый век,
Что он был предатель из предателей
Нет человека злее охаянного.
Оболгали ...
Оболгали самые „лживые уста" —
Остальные сподвижники Иисуса Христа

0

9

Глава IX

Ни жну, ни сею.
Про мать-Расею.

Не заботьтесь... что вам есть
и что пить, и и для тела вашего,
во что одеться... Воззрите на птиц
небесных: яко не сеют, ни жнут,
ни собирают в житницу...
                   Матфей, VI, 25 — 26.

Припомнился мне один пьянчужка.
Изба у него - худая лачужка.
Сам он сидит на заваленке -
Одна нога в лапте, другая в валенке!-
Сидит — на гармошке наяривает,
Свистит, поет — приговаривает:
— Фью!
Фью!
Фью!
Фью!
Пачиму я, братцы, пью?
Пью — напьюся,
Похвалюся:
Н-ни сеямши, прокормлюся!
Н-ни сеямши, прокормлюся!
Н-н-ни сеямши, прокормлюся!
............................

Поет забулдыга песню эту,
И конца ей, проклятой, нету!
"Евангелье от Самогона"!
А в это же время с церковного амвона
Отец Иона
Просвещает богомольцев воскресных:
— „Воззрите на птиц небесных:
Яко не сеют, ни жнут!"
И долго-долго проповедь тянется.
В одно эти ироды гнут,
И поп и пьяница.
Суть их песни едина!
Горестная картина...
Крестьянство ...
Пьянство ...
Поповское шарлатанство ...
Цари, дворянство, —
Властная гнусь... ,
Матушка-Русь ...
Недаром писатель с дворянской подкладкою
Воспел ее песнею приторно сладкою:

„Эти бедные селенья,
Эта скудная природа, —
Край родной долготерпенья,
Край ты русского народа!"
          ***
"Не поймет и не заметит
Гордый взор иноплеменный,
Что сквозит и тайно светит
В наготе твоей смиренной."
         ***
"Удрученный ношей крестной,
Всю тебя, земля родная,
В рабском виде царь небесный
Исходил, благословляя"
        ***

За что благословил, скажите на милость?
За гнилость,
За хилость,
За терпеливость неизменную,
За "наготу смиренную"...
И как царь небесный по Руси проходил?
Без короны, без риз, без кадил,
"В рабском",- понимаете, - "виде",
Чтоб рабы не остались в обиде,
Чтобы, роясь,как черви, в земле,
Проводя весь свой век в нищете, в кабале,
Забитые до отупения,
Рабы не теряли терпения
Потому — бог терпел
И нам велел.
Будем жить по божьему примеру!
Помрем за православную веру!
За царя! За отечество!
Покажем свое молодечество!
Нам — что англичанка, что немчура,
Что „стражаться" с туркой, что с Китаем.
Возьмем в штыки — на ура!
Шапками закидаем!
— Славься, славься, белый царь,
Пр-равославный государь!"
- Христолюбивые воины! Вступая в битву,
Думайте о душе, а не о бренных телесех!-
- Н-н-на м-м-ма-лит-ву!-
- О-о-отче на-а-аш... ижа яси на небесе-е-ех!..-
Торжественно...
Божественно...
Но пока мужики "отченашут",
Баре белыми ручками машут,
Приглашают гостей почтенных,
Гордецов иноплеменных:
- Как вы с капиталом,
А мы с "человеческим материалом"
Эвон сколько у нас Пахомов-Ерем!
Не дорого берем.
Наши законные,
Холопы исконные!-

        ***

Холопы пьяные,
Босые, рваные,
Болезнями скрученные,
Горем измученные,
Кабалою духовной расслабленные,
Подневольной работой испохабленные,
Вялые, сонные, 
К лени склонные,
К благодетельной „матушке-лени",
В частые праздники натирают колени,
Расшибают пред иконами лбы
Божьи — и не божьи — рабы,-
Молятся, охают,
Простуженно дохают,
В избах задыхаются в тесных,
С лебеды скоро пухнуть начнут.

***
"Воззрите на птиц небесных:
Яко не сеют, ни жнут!"

По изданиям 1925-1926

----------------------------------
В ПСС  Гос. изд-во, 1931 (т.XVI ?)
глава заканчивается строкой:

Божьи — и не божьи — рабы...
----------------------------------

В Собрании сочинений Том 5
Худож. лит-ра, 1965

Окончание тоже переработано

Отредактировано BoR0dA (2013-01-09 16:09:19)

0

10

Глава X.

Продолжение главы девятой.
О нашей наготе распроклятой

У расейских „самобытных" людей
Очень много „самобытных идей",
Но самая любопытная
„Философия Труда" самобытная:
— Над нами не каплет. — Дело подождет.-
- Дело не медведь, в лес не уйдет.-
- Трудом не наживешь миллионов.-
— От слова к делу сто перегонов. —
— „Спешное дело, дяденька Тит!"
— „Дело не сокол, не улетит!"
- "До чего же ленив ты, Панкратушка!"
А Панкратушка с печки: „Ась?!
Лень-матушка
Прежде нас родилась!"
Примерам подобным конца нету
На „трудовую" философию эту.
Нам эта философия труда
Причинила уйму вреда,
Из-за нее средь народов сильных культурою
Русь была деревянною дурою,
Мракобесия злобного детищем,
Всесветным посмешищем,
И пред „гордым иноплеменным взором"
Щеголяла своим позором,
Своею святой
Наготой.
Невдомек ей было, дурехе отменной,
Что ее "наготы смиренной",
Которая "сквозит тайно светит",
"Непоймет и не заметит",-
Кто и что про нее ни пой,-
Разве дурак да слепой.
Хорошо видали все заграницы
Ее место пониже поясницы,
Которое, выперши наружу,
Покрыло всю расейскую лужу.
Позор!
Темнота!
Нагота!

***

Вот почему по сию пору,
Хоть о возврате к прошлому нет разговору,
Живем мы до крайности бедственно.
Нагота перешла к нам наследственно:-
И Советская власть нынче тем занята,
Чтоб не так „сквозила" сия нагота,
Чтоб скорей обзавестись нам надежным средством —
Покончить с этим похабным наследством,
Избыть вековую напасть.
Только те, кому Советская власть
Ненавистна до последней меры,
Только старые наши враги-изуверы
Будут нам подсовывать заповедь эту:
— „Живите по Христову завету,
Возложите на господа все упования,
Не обращайте никакого внимания
На всякие большевистские воззвания
— Про „свинью — крестьянскую копилку",
Про тракторный плуг и молотилку,
Про вред толоки,
Про хозяйство огородное,
Дескать, "ежели вы не дураки,
Разводите бураки"
И прочее зелье корнеплодное!
Дело очень доходное!
Про многополье, про клевер, про вику...
Не слушайте, братцы, большевистского крику.
Держитесь - этим безбожникам в пику
Святых писаний и преданий словесных.
Бог расчел вашу жизнь до последних минут.
"Воззрите на птиц небесных:
Яко не сеют, ни жнут!"

***
Иисус доказал примером наглядным,
Что был он невеждой изрядным.
Наплел таких небылиц
Про несчастных птиц
Небесного царя сопрестольник,
Каких нынче не скажет заурядный школьник.

Птица, сравнительно, ест
больше всякого другого существа.
Насекомоядные птицы едят
так много,что вес принятой
ими пиши в течение суток
в два или три раза превосходит
вес их собственного тела.
Скворец заслуживает на-
шего полного уважения, так
как он приносит значитель-
ные услуги истреблением
вредных насекомых, червей
и улиток. Старики приносят
обыкновенно перед обедом
каждые три минуты пищу для
своих детей, а после обеда-
каждые пять минут. Это соста-
вит за семь передобеденных
рабочих часов — 140 жирных
улиток, а за семь часов после-
обеденной работы - 84 улитки.
Обоим старикам в час нужно,
по крайней мере, по 10 ули-
ток. Так что в продолжение
своего четырнадцатичасового
рабочего дня паре скворцов
приходится раздобыть не ме-
нее 364 улиток или равного
им по колличеству червей и
насекомых
     А. Брэм. "Жизнь животных"

Птичка божия не знает
Ни заботы, ни труда...

                А. С. Пушкин.

Любой школьник, нюхавший зоологию,
Может любому попу Евлогию,
Днемподисту или Пахомию
Объяснить птичью анатомию,
Птичьих органов устройство
И особое птичье свойство —
Особливо у мелких пташек —
Пожирать в сутки столько букашек,
Улиток, червей, таракашек
И зловредных больных комаров,
Что — будь здоров!
Не сочтешь без знанья арифметики!
Так-то, светики!
Учись родная детвора
Пришла золотая пора
С книгами не набитыми скукою,
С настоящей наукою.
Без дураков!
Это нас, стариков,
В нашем детстве убогом
Тиранили богом,
Церковно-приходскими школами
И божественными глаголами.
Теперь ты сама докажешь без труда,
Что „святые глаголы" — ерунда,
И, зараженным мозгам производя дезинфекцию,
Прочтешь безбожную лекцию
Про то, что „сын бога-отца творца"
Не знал честной жизни работяги-скворца,
И не то, чтоб пасти внаше время народы,
Не годился бы он в простые птицеводы.

Кончаю главу. Но в конце
Все же два слова о скворце.
Подумайте! У него малютки
Просят есть каждые три минутки.
Да и сам скворец со скворчихой
Кормятся не казенной гречихой.
В сутки для детей и старичков
Сколько нужно раздобыть червячков!
Отмахать сколько верст для этого в сутки!
Это ж не шутки.
Легко сказать - "ни труда, ни заботы":
Четырнадцать часиков суточной работы!
И для защиты от такого груза
Нет никакого профсоюза
И никакой охраны труда,
Ни охраны, ни суда.
Христов же суд — это суд невежды,
Облаченного в евангельские одежды:
Судья, сам глядевший в чужой рот,
Питавшийся от чужих щедрот,
В оправданье своих лодырских замашек
Оболгал хлопотливых пташек
Да самые бедные Макары
Не позавидуют жизни скворчиной пары,
Для которой голод — безжалостный кнут.
Вот вам и „не сеют, ни жнут,
Ни собирают в амбары"!

0

11

Текст я скопировал. Скажите - у вас есть ссылки на интернет источники? Где вы это взяли?

12 глава есть на сайте

Не хватает еще:

Глава 14 - ???
Глава 16 - ???
Глава 17 - ???
Глава 20 - ???
Глава 21 - ???

Так же плохо, когда в одном источнике одно, а в другом - другое.

Я кое-что прочел, и скажу, что 9,10 главы не очень подходят. Прочтите их сами. Может их убрали из поэмы специально, чтобы получить целенаправленное произведение об Иисусе? Иногда лучше сократить, так что может это не зря.

0

12

Вот ссылка на 14 главу  (к сожалению собирать приходиться текст по кусочкам) Google_book
Но весь текст можно все таки  восстановить имея хотя бы фрагмент текста, муторно но можно :)

0

13

Глава XIV  (1925-1926)

Разъяснение православным христианам,
Что сие пишется евангелистом Демьяном
Не на глум,
А на ум

Обидятся иные богомольцы и богомолки:
«Съели б этого Демьяна волки!
Врет, вражий сын, и не оглянется!
Заладил про Иисуса: «Пьяница да пьяница!»
Да это же чистый глум!»
А я пишу не на глум, а на ум.
Из пальца ничего не высасываю,
Я крючок в Евангелия
забрасываю,
А потом говорю:
«Полюбуйтесь, каков Улов!»
Нет, я не глумослов!
Пишу я, православные тети и дяди,
Нашей пользы ради.
Пишу.
Не спешу,
Докладываю обстоятельно.
А вы проверяйте внимательно.
Проследите мою работу:
Изменил я в евангелиях хоть одну йоту?
Перестаньте принимать
каждую евангельскую сноску,
Как жеваную соску,
Пропитанную ядовитой поповской слюной,
А все евангелия обследуйте
вместе со мной
И решите, пересмотревши все заново,
He лучше ли всех—евангелие Демьяново?
Настроенный, так сказать, „богохульно",
Я не хулю всё в старых евангелиях огульно.
Попадаются в них, в виде исключения,
Весьма неглупые изречения.
Но пережуйте всю ветхозаветную мякину —
И вы там найдете этих изречений половину.
А что не взято оттуда,
То взято из "Талмуда",
Из его поучений и бесед.
Талмуд — всем евангелиям дед,
Он служил службу не одному раввину,
Когда о евангелиях еще не было помину.
Отовсюду в евангелиях нахватано,
Всяких лоскутков на лоскутки налатано,
У каждого лоскутка — свои добротность и цвет.
Какой уж тут Новый Завет -
Старолоскутное одеяло,
Которое нынче весьма полиняло..
Про какую тут можно говорить „благодать"?
Белые нитки видать!
Оценить Иисуса — крайне просто.
Будь он умней раз во сто,
Все равно.
Дело решило б одно Пятно.
Так, вам может встретиться детина,
Парень — картина,
Одначе, ему грош ломаный цена,
Коль на нем есть язвинка одна,
Язвинка, по которой видно сразу
Сифилитическую заразу.
Любая девка, что за женихами охотится,
От такого жениха отворотится,
Хоть пусть раскричатся сто свашек-лгуних,
Что это — „небесный жених".
Любая невеста
Отшибет его с места:
— „Отстань, не ловчись!
Иди — залечись!
Евангельский „жених" с первого взгляду приятен,
Но на нем столько пятен,
Его проповедь настолько убога,
Что видеть в нем бога,
Жизни подателя,
Мироздателя,
Могут только неразумные чада
Поповского стада,
Наипаче—старухи вздорные,
В невежестве упорные,
Выжившие из ума старики
Да безнадежные дураки.
Дураки до суеверия падки.
А тут еще — ладан да лампадки.
Да словеса про «Авраамле лоно». -
«Во время о-о-о-о-но
Прииде Иисус в весь не-е-е-е-кую",
Где встретился с безногим, калекою,
И вот уж калека здоров и бодр,
Взял и понес свой одр,
На глазах почтеннейшей публики. —
Внесите, православные, рублики!
Вспомним недавнего целителя,
Чудотворца-святителя,
Отца Ивана-Кронштадтского.
Сколько люда военного и штатского
Возносило моления,
Прося у него исцеления!
Чудотворец говорил: «Будь здоров!»,
А сам лечился у заграничных докторв,
Глотал самое дорогое лекарство,
Только-б не попасть чересчур скоро... в небесное царство!
Вот почему я не стану расточать словеса
Про так называемые Христовы чудеса.
Пусть продолжают в них верить идиоты.
А я не имею охоты,
И нет у меня времени досужего —
Разматывать „чудотворное кружево",
Вернее сказать — поповскую паутину.
Я рисую наспех картину,
Даю подлинный Иисусов лик
На основании евангельских улик,
А таких улик множество,
Что говорят про Иисусово убожество,
Про подносимый им народу дурман
И вообще — про его обман.
Расскажу еще раз, обратясь к уликам,
Об Иисусовом пьянстве великом,
Об увлечении бредовыми затеями
И дружбе с богатеями. 

ГЛАВА XV  (Рабочее изд-во "Прибой", 1925)

Мытарь Закхей, перешедший от вина к елею.
"Всё отда-а-м, н-не пож-ж-жалею!"

И вот некто, именем Закхей,
начальник мытарей и человек богатый,
искал видеть Иисуса... и влез на
смоковницу, чтобы увидеть его...
Иисус, когда пришел на это место,
взглянув, увидел его и сказал ему:
Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно
Мне быть у тебя в доме.
И он поспешно сошел и принял
Его с радостью.
И все, видя то, начали роптать
и говорили, что он зашел к грешному
человеку.
Закхей же, став, сказал господу:
"Господи! половину имения моего я
отдам нищим, и если кого чем
обидел, воздам вчетверо.

Лука, XIX, 2—9

Увидал Иисус однажды Закхея,
„Начальника мытарей и богатея",
Увидал и — Премудрость, прости! —
— «Иду к тебе, Закхеюшка, в гости!"
Назвался в гости к такой лисе,
Что "взроптали все",
Не только фарисеи и книжники,
Но даже Иисусовы сподвижники.
Надо вам знать, что тогда
Угнетала евреев большая беда
Были они в униженьи глубоком.
Римская власть выходила им боком.
Наместник римский Палестиной вертел,
Как хотел.
Занятый личным обогащением,
Пренебрегал он деликатным обращением;
Греб налоги почем зря
С кабака и алтаря,
Подушно и подворно.
Ограбивши раз, грабил повторно,-
Стоял сборщик с окладным листом

Над каждым коровьим хвостом,-
Еврей в кулак сморкнулся,
Не так повернулся,
Купил шерсть и продал пряжу,
А на куплю-продажу,
Патента нету — Гони монету!
Кто-ж выполнял должность налоговых сборщикоь,
Народных разорщиков?
Кто у национального врага
Брал на откуп целые округа?
Кто, сдирая с родного народа налоги,
Строил себе великолепные чертоги,
Одевался пышно,
Говорил важно- за версту слышно,
Швырял деньги, купался в вине.
И по десять жен имел на стороне?
Это были мытари известные,
Люди заведомо бесчестные,
К римским стопам припадатели,
Народные предатели,
Самые пронырливые еврейччики,
Нудели,
Мудели,
Соловейчики,
От которых не терпел разве покойник.
Но кто был настоящий соловей-разбойник,
Из соловьев соловей,
Так это вышеназванный Закхей,
Предмет всеобщей ненависти и злословия,
Начальник мытарского сословия,
Из грабителей грабитель.
И вот к такому-то соловью,
Грабившему родину свою,
В его нечестивую обитель
Ввалился гостем... небесный учитель!
Подобных примеров бывало
и на Руси немало.
Обратимся хотя к тому же Кронштадскому Ивану.
Он своему святительскому сану
Не видел никакого умаления,
Идя в гости к начальнику жандармского отделения.
Все наши доморощенные святители
Любили посещать роскошные обители,
Обивали пороги дворцов,
А наипаче перли в хоромы купцов,
„Общаясь духовно" с обжорами и кутилами,
Биржевыми воротилами.
Любой Кит-Китыч десятипудовый,
За грош человека зарезать готовый,
Принимал торжественно архипастыря Мефодия,
Любителя женских телес и чревоугодия;
После молебствия
Напивался со святым отцом до непотребствия,
И в пьяном одурении
Начинал мычать о своем благотворении:
- "Ето кто ж говорит, владыко,
Что у меня щедрости ни на лыко?
Ето Бакалейщиков, растуда его туда,
Рыжая борода,
Тычет меня мордой в сажу?
Да я воздвигну храм - его храму не уважу!
Да, я ежели на то, готов
Не пожалеть последних животов!
На храм... целителю Пантелею...
Все ат-да-а-ам...
н-ни паж-жа-ле-ю!..»
И тут же, повернувшись к лакею,
Старому Аникею,
Начинал вымаливать у него прощение
За свое подлое обращение:
— „Вот... на глазах у святого отца...
На коленях прошу тебя... подлеца!.."
Святой отец издавал козлогнусение
В похвалу хозяйскому сердцу и уму:
— „Ныне пришло спасение
Дому сему!..
Истенное ты, Кит Китыч, божье чадо!..
Построить храм надо... надо!..
Так и мытарь Закхей, нахлеставшись мадеры,
Стал говорить с Иисусом насчет веры
И договорился вследствии пьяного очумения
До раздачи нищим половины имения
И возмещения всяческих обид:
- "Ви ихъ бин а ид!"

ГЛАВА XVI.

С волками жить — По-волчьи выть.
Как Иисус удружил мытаря по знакомству
Похвалой скопидомству.

Что Иисус — подобно нашему архипастырю святому —
Понес дичь насчет „спасения сему дому",
Это еще с полгоря.
Но, мытарским вожделениям вторя,
Он тут же произнес в назидание потомству
„Похвалу скопидомству".

Итак сказал: некоторый человек
высокого рода отправлялся
в дальнюю страну...
Призвав же десять рабов своих,
дал им десять мин (фунтов серебра)
и сказал им: „Употребляйте их
в оборот, пока я возвращусь"...
И когда возвратился...велел
призвать к себе рабов тех,
которым дал серебро, чтобы узнать,
кто что приобрел.
Пришел первый и сказал: "Господин!
Мина твоя принесла десять мин"...
И сказал ему (господин):
"Хорошо, добрый раб"...
Пришел третий и сказал: „Господин! вот
твоя мина, которую я хранил, завернувши
в платок, ибо я боялся тебя, потому что
ты человек жестокий: берешь, чего но клал,
и жнешь, чего но сеял".
Господин сказал ему: «Твоими устами
буду судить тебя, лукавый раб! Ты знал,
что я человек жестокий, беру, чего
не клал, и жну, чего не сеял;
для чего же ты не отдал серебра
моего в оборот, чтоб я,
пришедши, получил его с прибылью?"
И сказал предстоящим: „Возьмите у
него мину и дайте имеющему десять мин"...
Сказываю вам, что всякому имеющему
дано будет, а у неимеющего отнимется
и то, что имеет.

Лука, XIX, 12-26

Не проповедь — малина
В оправдание „жестокого господина":
За то, что он брал,
Где не клал,
И жал, где не сеял,
Иисус его своей благодатью обвеял,
А «лукавого раба»
Поставил у позорного столба,
Охаял его за то, что «жестокому господину»
Не нажил он на грош полтину
(Десять мин — на мину!).
Пожалел, быть может, бедных вдов и сирот.
- "Гнать его надо, скотину!
Не ппустил он, кляп ему в рот,
Хозяйского серебра в оборот!"-
Такая притча для любого живоглота
Лучше всякого оплота.
Отдавши деньги в рост,
Своим жертвам жестокий прохвост
В праве сказать после лихоимского разбою:
— „По-евангельски, друг, поступаю с тобою!
— „Имущему будет дано.
У неимущего отнимут последнее." —
— Такую притчу оправдать мудрено.
А есть еще притчи позловреднее.

Глава XVII

Православные, не хотите ли,
Чтоб у вас были „неверные управители"?

Сказал же и к ученикам своим:
один человек был богат и имел
управителя, на которого донесено
было ему, что расточает имение его.
И, призвав его, сказал ему:
«Что это я слышу о тебе?
Дай отчет в управлении твоем,
ибо ты не можешь более управлять».
Тогда управитель сказал сам в себе:
«Что мне делать? господин мой отнимает
у меня управление домом;копать не могу,
просить стыжусь. Знаю, что сделать,
чтобы приняли меня в домы свои,
когда отставлен буду от управления
И, призвав должников господина своего,
каждого порознь, сказал
первому: «Сколько ты должен
господину моему?»
Он сказал: „сто мер масла".
И сказал ему (управитель):
„возьми твою расписку и садись,
скорей напиши: пятьдесят".
Потом другому сказал: „а ты сколько должен?"
Он отвечал: «Сто мер пшеницы». И сказал ему:
«Возьми твою расписку и напиши: «Восемьдесят».
И похвалил господин управителя неверного,
что догадливо поступил ; ибо сыны века сего
догадливее сынов света в своем роде.
И я говорю вам: приобретайте себе друзей
богатством неправедным...

Лука, XVI, 1-9.

Наткнувшись на притчу небесного учителя
Про «неверного управителя»,
Многие красноречивые попы
Превращалися в соляные столпы,
Начинали экать,
Мэкать
И никак не могли раскумекать,
Как им быть с притчей такою,
Преподнесенной евангелистом Лукою?
(Остальные три евангелиста были поумней:
                        Не заикнулись о ней.)
Все жулье, от которого Советская власть
                        всячески избавляется,
Все воры и взяточники, с которым Советская
                  власть круто расправляется,

Все темные дельцы,
Все уголовные молодцы,
Все душегубы и грабители
Все „неправедные управители",
Все, кто, потеряв стыд,
Хозяйскою милостью сыт
И хозяйской подачкою гладок, —
Все, кому дорог старый порядок
И мила кабала богачей,
Могут возжечь пред Иисусом милионы свечей
И сотни тысяч лампадок:
Он - православным беднякам в назидание -
Привел оправдание
Всех преступно-грабительских повадок.
Хорош его «управитель» и хорош «господин».
У обоих — закон один:
- Приобретай себе друзей неправедным богатством!»
Вычеркнуть это из Евангелия — будет святотатством,
А не вычеркнув — надо держать ответ:
Что ж это за евангельский завет?
Подлый смысл его всякому понятен.
Это — Иисусово пятно из пятен.
Кто и после этого поучения
Не освободится от умопомрачения
И — по своему суеверью глубочайшему —
Будет молиться Иисусу Сладчайшему,
Тот, значит, глуп,
Как пуп,
Можно пройти мимо:
Он глуп неизлечимо.
Хотя — Говорю это не шутя —
Дурак даже самый отпетый,
Но крепко огретый
Не по „душе", а по „карману"
Способен освободиться от церковного дурману.
Чтоб это стало понятно каждому мужику и каждой бабе,
Огреем дураков во всесоветском масштабе.
Всякий знает, как бы он ни был сер,
Что хозяин всей нашей Эс-Эс-Эс-Эр -
Рабочие и крестьяне,
В большенстве, пока, православные христиане.
Обращаюсь к этой "верующей" части:
Что, если бы при Советской власти -
Этакой беды не хотите ли? —
Все главные „управители"
Поступали бы по „Христову завету":
Гнали-б себе в карман монету,
Только-б о „неправедном богатстве" заботились,
Только б за личной наживой охотились, —
Чтоб, например, Калинин, Рыков и иные прочие
Прожигали денежки крестьянские да рабочие,
С богатыми друзьями якшалися,
Неправедных „комиссаров" не гнушалися,
Были бы жуликами главными,
Но были-б людьми из православных православными,
Почитали б в Иисусе божью ипостась?
Хорошо это было бы? Ась?
Спросим первую тетку Настасью.
Она скажет, небось: —
„Леший с ней, с ипостасью!
Мы мерина ценим по езде — не по масти.
Пущай советские власти
Что хотят, то и делают богу,
Нам бы сбавили малость налогу!"
Советские управители насчет сбавки не прочь.
Они думают день и ночь,
Прилагают все свое умение,
Чтоб сделать налог поменее.
Ведь надо иметь в виду,
Что в нынешнем году
Он понижен изрядно.
Не так будет мужикам накладно.
Ладно.
Меж тем, иностранные живоглоты
Не дают нам никакой льготы,
Присылают грозные ноты.-
Чихнуть на них и думать не моги!-
Требуют царские долги.
А список долгов длинен предлинен.
Кто-ж платить будет? Рыков? Калинин?
Нет, хотят взять за бока Каждого рабочего, мужика,
Такие на него взвалить налоги,
Что протягивай ноги.
Советские управители безбожные
Люди осторожные,
Большевистской сноровки,
Ленинской муштровки.
Не говорят: — „не заплатим!"
И не орут: — „по уху хватим!"
Потому — двойная забота:
И платить нечем и драться неохота.
Советские управители — не цари
(Чорт всех царей побери!);
Недаром они укрепляют союз серпа и молота,-
Им народная кровь дороже золота,
И какие-б нам ни грозили случайности,
Они не станут воевать без последней крайности
А иностранцы жмут все боле и боле,
Пристают прямо к горлу с ножом.
Приходится советским управителям поневоле
Где быть соколом, где — ужом.
Они перед иностранцами так и этак,
Чуть не подносят конфеток: —
„Да не угодно ли винца?" —
Любезничают без конца,
Только бы рабочих да мужиков не заоброчить,
Долги проклятые отсрочить
Да урезать их, где можно.
Вот как поступают „безбожно"!
Ищут малейшую лазейку,
Чтоб спасти народную копейку,
Чтоб не свалился на Советский Союз
Тяжкий груз
Долгов неимоверных,
Наследья царей благоверных!
Что б вы сказали, православия ревнители,
Если б советские управители,
Иностранным живоглотам в угоду,
Изменили родному народу,
Придавили б его вышеназванным грузом,
Сказавши так, примерно, французам:
— „Что вы возьмете по этому долгу?"
Дороги железные вам передать?
Весь Урал? Весь Донбасс?
И всю Волгу? Все леса?
А леса-то у нас — благодать!
Пропадают все равно бездоходно.
Что еще вам угодно?
Оседлать всех рабочих и всех мужиков
Навеки веков:
Сделайте ваше одолжение!
Мы согласны на любое предложение.
Процент на процент
В момент:
В придачу дадим, что угодно,
Свободно.
Раз нам Франция — друг...
Не забудьте только наших услуг!"
Иисус сказал, что после поступка скверного
„Похвалил господин управителя неверного"
Вы, однако сомнения нету,
Не поступили-б по Христову завету,
А долбанули-б "неверных управителей" по темени:
- "Нам такой завет не ко времени!"
- "Леший с ним, заветом таким!"
- "Не ходок я в церкву, дядя-Аким.
Вижу ясно: одно шарлотанство!"-
Скоро скажет так все, я надеюсь, крестьянство:
- "Все евангелия нам ни к чему!"
- "Не научат они нас уму."
- "Попы нонче как раззвонилися, эва!"
- „Медный звон из поповского чрева!"
— „Тоже пасху надумали... Светлые дни!
- "Знамо, бредни одни!"
- "Есть одна у нас нонеча пасха прямая:
Общий праздник с рабочими, — ПЕРВОЕ МАЯ!"

Отредактировано BoR0dA (2013-05-02 09:54:15)

0


Вы здесь » Наш форум » Атеистические движения и проекты » Тестовое сообщение